Обзоры

6 атмосферных викторианских романов на каникулы

На носу зимние каникулы, самое время забаррикадироваться дома с горячими напитками, мерцающими гирляндами и хорошими книжками, разумеется. Тем более на дворе вторая волна ненавистной пандемии, всё равно ходить некуда, да и незачем. Поэтому выбирайте увесистую книгу, увлекательную историю и погружайтесь, каникул как раз хватит. А мы подкинем идей хороших викторианских романов. Потому что нет ничего более уместного в зимнюю пору, чем та самая, немного мистическая, немного романтическая, немного сказочная атмосфера XIX века.

Большие надежды, Чарльз Диккенс

Очень не хочется быть банальными, но совсем никак нельзя обойти классика викторианской эпохи, гранд-мастера викторианского романа и вообще автора, незаменимого для новогодних каникул. «Большие надежды» — одно из самых популярных его произведений, предпоследний роман автора, который заслуженно считается одним из наиболее значимых произведений мировой литературы. В истории взросления сироты и честного труженика Пипа Диккенс откровенно критикует беспечную жизнь джентльменов, которую многие его коллеги так романтизировали. Роман, идеально подходящий молодому человеку на пороге взросления: тоска, метания, самоопределение — Диккенс вложил сюда все краски переживаний, которые мы с вами можем испытывать в юном, но уже отнюдь недетском возрасте.

Женщина в белом, Уилки Коллинз

Самый популярный роман XIX века увидел свет как раз благодаря Чарльзу Диккенсу и его изданию. Матерый мастер романа нашел любопытным творение младшего коллеги, драматурга Коллинза. У «Женщины» интересная композиция: весь роман — это записи персонажей, которые они ведут от своего имени, ведя повествование. Как в хорошем викторианском романе здесь есть всё: мрачноватое поместье, чуть угрюмые персонажи, секреты и загадки, некая странная женщина в белом, великолепные злодеи и, что особенно приятно, не ко времени правдоподобные и интересные героини.

Мельница на Флоссе, Джордж Элиот

Урожденная Мэри Энн Эванс прекрасно понимала, что XIX век — не место для серьёзных писательниц. Что говорить, она же сама опубликовала разгромную статью о романистках, пишущих бульварные романчики. Поэтому, чтобы издатель и читатель воспринимал ее труды всерьёз, Эванс взяла мужской псевдоним, став очень плодовитым и важным писателем Джорджем Элиотом. «Мельница» — роман семейного толка, размеренная и вдумчивая история большой семьи, мельницы и маленького городка, где эта семья, вместе с другими такими же семьями проживает. У них совершенно своя атмосфера, свои радости, страсти и трагедии, наблюдать за которыми крайне любопытно. К концу романа ты становишься частью городка Сент-Огг. Это очень приятное чтение, в котором развязка наступает неторопливо и не так изощрённо напряжённо, как у Диккенса.

Руфь, Элизабет Гаскелл

Удивительное дело — вроде XIX век — век мужчин, но столько выдающихся женщин выпустило столько выдающихся книг. Не одними сестрами Бронте могло похвастаться британское литературное общество, мисс Гаскелл оказалась вполне достойной им коллегой. Сама она сестёр уважала и даже написала биографию Шарлотты Бронте. «Руфь» же — сильнейшая, но при этом очень типичная история для викторианского сюжета. Бедную и честную Руфь совращает аристократ, а потом бросает с ребёнком. Начинается круговерть не просто осуждения, а прям остракизма, которому, конечно, подвергается любая «распутная» женщина в 19 веке. Гаскелл совершила революцию, поместив на страницы своей книги падшую женщину, сделав её честной и сильной, интересной и вообще — главной героиней.

Эгоист, Джордж Мередит

Разбавим хмурую серьёзность юморком и сатирой, которых не чурались викторианские писатели. Очень сатиричной была Джейн Остин, Джордж Мередит взял это от писательницы, что-то добавилось под влиянием Элиота. Мередита очень уважал Конан Дойл и вообще он крайне показан тем, кто любит Остин. Если у Остин речь в основном шла о женщинах, Мередит рассуждает в том же насмешливом ключе о мужчинах. Очень колко, едко, в пыльных гостиных старых знатных домов. Это роман о некоем разбалованном сэре, который, конечно, уверен в своей безупречности, но вот дамы отчего-то не спешат за него замуж. Придётся понять, от чего так.

Незнакомка из Уайлдфелл-Холла, Энн Бронте

Ну куда, вот куда в викторианскую эпоху и без сестер Бронте. Три сестры наделали шуму, написав несколько самых значимых книг эпохи: «Джейн Эир», «Грозовой перевал» и, собственно, эту. Так сложилось, что на долю Энн традиционно выпадает чуть меньше славы, поэтому мы с вами вспомним как раз про неё. Роман-рассуждение, роман-мораль, роман-выбор. Надо ли сохранять семью ради детей и благопристойности, если у тебя муж-тиран? Как уйти от алкоголика, когда у тебя у самой ничего нет? Как сохранить достоинство и найти счастье. Иронично, что с 19 века вопросы всё ещё актуальны и остры как никогда.

Фото: medium.com

About Элена Гваришвилли

X