Образ жизни

9 странных привычек великих гениев

За гениальность приходится платить: большинство великих были как минимум странными, некоторые граничили с безумием. Это относилось и к их привычкам. Кто-то считал, что просто не может растрачивать свою жизнь на бытовые глупости вроде чистки зубов, а кто-то всерьёз был влюблен в голубя. Хемингуэй ел странную пищу якобы для вдохновения, а Черчилль спал чёрт знает как якобы для продуктивности. Мы выбрали несколько странных привычек великих, может, что-то из этого вы возьмете на вооружение (хотя вряд ли, конечно).

Бальзак и кофе

Французский писатель Оноре де Бальзак был кофейным фанатом. Бальзак считал, что это помогает его продуктивности, якобы после кофе ему лучше писалось в любое время дня и ночи. Писать он не садился, пока не выпьет минимум пять чашек, а после 50 мог работать по несколько дней без остановки. Когда его организм выработал иммунитет к напитку, Бальзак начал поедать кофейные зерна килограммами. Странная привычка не прошла даром, писатель страдал от колик, головных болей и высокого давления.

Уорхол и седина

Эпатажный отец поп-арта сделал себя сам, убедив весь бомонд, что он не просто талант, а истинный гений. Одним из стратегических решений Уорхола стала покраска волос. Ещё в 23 года художник решил, что покрасится в седой, объяснив это тем, что никто не будет понимать, сколько ему на самом деле лет. Люди не будут к нему предвзяты из-за юного возраста, наоборот, будут считать, что он уже в годах, но выглядит очень хорошо. «Когда у тебя седые волосы, всё, что ты делаешь, — «свежо» и «смело», а когда ты молод, это твоя обычная активность».

Дали и сны

Великий сюрреалист постоянно выкидывал что-то эпатажное. То он выгуливал по городу муравьеда, то пришел читать лекцию в водолазном костюме. Были у него и странные отношения со сном. Дали считал, что именно сны — это источники идей и вдохновения. У него была привычка дремать, сидя в кресле с тяжеленным ключом в руках. Когда он засыпал, ключ с грохотом падал и будил художника. После этого у него была пара моментов, чтобы записать или зарисовать, что ему приснилось.

Стравинский и зарядка

Великий русский композитор Игорь Стравинский утверждал, что стал таковым не просто так. Он начинал каждый день со стойки на голове. По 15 минут каждое утро музыкант стоял ногами кверху, уверяя, что это прочищает мозги и настраивает на рабочий лад.

Тесла и пальцы ног

Надо сказать, великий физик вообще был странным и, судя по всему, страдал обсессивно-компульсивным синдромом. Он маниакально подсчитывал всё, что съел, был гермафобом и спал по два часа в сутки. Перед сном каждый день он делал упражнения для пальцев ног: он по 100 раз их поджимал и разжимал. Это, уверял учёный, повышает активность клеток мозга.

Демосфен и публичные выступления

Странные привычки древнегреческого оратора Демосфена были зафиксированы Плутархом и в целом известны: он, например, набивал рот камнями и тренировал дикцию (способ, который и сейчас используется) или ходил на пляж, высказывая тезисы шумящему морю и пытаясь его переорать. Когда Демосфен готовился к публичным выступлениям, он иногда сбривал волосы с одной половины головы. В таком виде он не мог показаться на публике, и ему приходилось сидеть и готовиться к выступлению дальше, пока волосы не отрастут.

Троллоп и тайминг

Британский писатель Энтони Троллоп был буквально отцом грамотного тайминга. Он работал всего по три часа в день, но несмотря на это, был крайне продуктивен. Всё потому, что его целью было писать по 250 слов за 15 минут, то есть за свой рабочий день Троллоп писал по 3000 слов — это много. Если он заканчивал одно произведение, а рабочее время ещё оставалось, он брался за новое, пока отведенные три часа не выйдут.

Ницше и никаких стульев

Один из самых важных философов в истории отказывался работать сидя. Ему казалось, что, если писать стоя, будет получаться гораздо продуктивнее. Он считал, что работа не время расслабляться, а сосредоточиться можно только стоя. Более того, Ницше презирал тех, кто поступал иначе, а своего друга Густава Флобера называл нигилистом за то, что тот любил расслабляться, пока пишет.

Остин и скрипучие двери

Великая и любимая многими писательница отличалась хорошим чувством юмора и острым языком. В целом Остин была компанейской девушкой, но вот что она терпеть не могла, так это когда кто-то вторгался в её пространство, пока она пишет. Выход она нашла странный — скрипучие двери. В комнату, где она трудится, должны были вести скрипучие двери, так она всегда могла услышать, если кто-то туда проник.

Фото: time.com

About Элена Гваришвилли